xwap.me

Аграновский В А - Профессия иностранец

Валерий Аграновский

Профессия иностранец


СОДЕРЖАНИЕ
От издательства
Профессия: иностранец
Детектор правды


ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА
О таких людях мало говорят, но долго помнят. Судьба их загадочна, а
биографии скрыты в архивах. Их "трудовые подвиги" почти неизвестны, а о
провалах и поражениях знают многие... Они - сотрудники внешней разведки...
Наверное, все в нашей стране видели замечательный фильм "Мертвый сезон".
Многие, по-видимому, задавали себе вопрос: "А был ли у главного героя,
блестяще сыгранного Донатасом Банионисом, прототип, или, как во многих других
фильмах, это некий абстрактный "собирательный образ советского разведчика"?
Нет, прототип у главного героя фильма был. Имя его - Конон Трофимович Молодый.
Именно о нем эта книга...
Личность эта без преувеличения легендарная. Он прожил удивительную жизнь,
вместившую в себя события, которых хватило бы на несколько жизней. На вершине
своей профессиональной карьеры, он - советский резидент в Англии и
одновременно преуспевающий бизнесмен, сэр Лонгсдейл, заработавший миллионы
фунтов на бизнесе с игральными автоматами, получивший от королевы Британии
звание сэра за успехи в самом что ни на есть реальном капиталистическом
бизнесе. Человек трагической судьбы, прошедший через шумный провал, арест и
тюрьму, возвращенный на Родину в результате обмена. Человек, имя которого, как
имена Абеля, Зорге и некоторых других, стало синонимом успеха наших спецслужб
- все это Конон Трофимович Молодый.
Написанная Валерием Аграновским в 70-х годах повесть являет собой удачный
пример сочетания изящного и глубокого, трагичного и смешного, серьезного и
ироничного, как жизнь разведчика - реальная и виртуальная одновременно.
В книгу включено послесловие "Детектор правды", написанное автором совсем
недавно. В нем раскрываются некоторые тайны, связанные с работой над повестью
"Профессия иностранец". В сегодняшней России эта книга актуальна как никогда.


Профессия: иностранец
(монологи)


Автор:
П р е д ы с т о р и я. В самом конце шестидесятых годов я, молодой
литератор, упражняющийся в сочинении детективов и уже напечатавший к тому
времени (правда, под псевдонимом и в соавторстве) несколько приключенческих
повествований в центральных молодежных журналах, получил неожиданное
предложение от соответствующего ведомства собрать материал для документальной
повести о советском разведчике Г.-Т. Лонгсдейле.
Я знал понаслышке, что Лонгсдейл был крупным английским
промышленником-миллионером, получившим от королевы Великобритании звание сэра,
что он был арестован в Англии, осужден, сидел какое-то количество лет, а потом
обменен на коммерсанта Винна (или Девинна?), изобличенного в шпионской
деятельности против СССР и приговоренного у нас к тюремному заключению.
Немного поразмыслив, я дал согласие, движимый более любопытством, нежели
желанием писать о Г.-Т. Лонгсдейле. Откровенно признаться, к "шпионским"
детективам я и до сих пор отношусь с предубеждением: меня шокирует то
обстоятельство, что с их помощью молодому и неопытному читателю в сладостной
облатке погонь, перестрелок и переодеваний может преподноситься горькая
начинка в виде самых различных методов (надеюсь, вы понимаете, о чем я
говорю), вполне приемлемых для достижения целей не только в разведке, но,
между прочим, в жизни вообще.
Однако я не жалею, что встретился с Лонгсдейлом. Замечу попутно, что на
самом деле мой будущий герой не был ни "Г.-Т.", ни "Лонгсдейлом", а
Константином Трофимовичем Перфильевым, под именем которого официально значился
в архивах и делопроизводстве Центра. Впрочем, не был он и Перфильевым, а
совсем Кононом Трофимовичем Молодым, сыном ученого и врача, родившимся в
Москве и жившим в молодости в доме на Русаковской улице, что возле
Сокольников, прямо напротив кинотеатра "Шторм", ныне снесенного, но я не
уверен, что и Молодый его настоящая фамилия...
Так или иначе, у меня было с Кононом Трофимовичем ровно одиннадцать
встреч. Обставлялись они следующим образом. Заранее, примерно за неделю до
каждой встречи, я составлял вопросник из пяти - семи пунктов, переправлял его
в соответствующее ведомство, откуда мне сообщали, когда и в котором часу я
должен подъехать к главному подъезду соответствующего здания на одной из
центральных площадей столицы, а проще сказать - в КГБ.
Я подъезжал. Меня встречали и вели в просторную комнату на втором этаже,
которую лучше бы назвать маленьким залом. Он был пустым, если не считать
длинного полированного стола с пепельницами, стоящего посередине, и более
десятка стульев с одной его стороны, предназначенных для моих собеседников, и
одного стула по другую сторону - для меня.
Я садился и ждал. Минут через пять входил Лонгсдейл, которого сопровождали
разного возраста люди, хорошо одетые и неизменно вежливые. Их возглавлял
человек лет примерно сорока пяти, с белым платочком, углом торчащим из
нагрудного кармана отлично сшитого пиджака; впредь я буду называть его
Ведущим. Все они по очереди здоровались со мной за руку и рассаживались на
стулья, причем ни разу из одиннадцати встреч не получалось так, чтобы кто-то
оставался без стула или какой-то стул без седока, хотя количество мебели и
людей всегда было разным. Мой будущий герой располагался ровно напротив меня,
и после нескольких ни к чему не обязывающих фраз ("Как вам погода, не
промокли?" - "Благодарю, я в машине, но прекратятся когда-нибудь эти дожди?" -
"Прямо лондонский климат, не находите?" - "Вам лучше знать, сэр!") мы
приступали к делу.
Сначала мне было непонятно, зачем столько молчаливых свидетелей отрывают
себя от забот и присутствуют часами при наших беседах. Их назначение я понял,
когд
Стр.
Мобильные Знакомства
Информация
waplog