xwap.me

Панькин Иван Федорович - Начало одной жизни

Иван Федорович ПАНЬКИН

НАЧАЛО ОДНОЙ ЖИЗНИ

Повесть


У героя этой повести, маленького Ванятки, жизнь началась
с обид. Он остается сиротой. Его мать и отца, красного ко-
миссара, вернувшегося с гражданской войны в родное село,
убили, бандиты. Ванятка живет у дедушки, в бедной мордовской
деревне, и очень любит свою тетю Дуняшу. Он мечтает о синем
море с белокрылыми чайками, о котором много раз слышал от
тети Дуняши.
Не на море, а в город, к жестокой и сварливой торговке,
попадает сначала Ванятка, нянчит ее ребенка. Потом поступает
в цирк, встречает там талантливого артиста Строганова, у ко-
торого учится цирковому искусству.
Кажется, судьба маленького героя определилась. Но нена-
долго. Снова на мальчика сваливается большая беда, и Ванятка
вместе с такими же, как он, маленькими странниками начинает
"путешествовать" из города в город, пока не оказывается в
детской колонии. Здесь ему нравится. Однако Ванятка не забы-
вает тетю Дуняшу и ее рассказы о синем море и белокрылых
чайках.
И вот он опять в родной деревне, и опять начинаются ски-
тания нашего героя. Ванятке помогают хорошие люди, и он на-
ходит серный путь к своей мечте.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Я выхожу на дорогу жизни
Последнее утро в родном доме ......
В городе ......
Нянька "...............
Письмо...............
Я сообщил бабушке о своей жизни ....
В цирке
Первое знакомство ....
Я выхожу на арену.....
Зареченские обычаи....
Меня учат.............
В больнице............
Опять в цирке.........
Скитания
Куда деваться? .....
Неожиданная встреча.
Первый перегон .....
По дороге в Ташкент.
Володя..............
На родине Тухтусуна
Опять в дороге......
Конец нашим гастролям......
В Соколинской колонии и в родных местах
К новой жизни............
Вот мы и прибыли ........
Почему мы такие?.........
Так бы жилось нам неплохо
Неожиданный поворот......
Опять в деревне .........
На море
К белокрылым чайкам .......
В поисках матросской работы
На борту "Тайфуна".........
Выходим в море ..........



Я ВЫХОЖУ НА ДОРОГУ ЖИЗНИ
ПОСЛЕДНЕЕ УТРО В РОДНОМ ДОМЕ


- Ваня, Ванятка! Вставай, греховодник, будя дрыхнуть!
Вставай, проклятущий, выпорю!..
Из-под старенькой залатанной шубенки на мгновение высовы-
вается белокурая всклоченная голова и, словно пушистый зве-
рек, ныряет обратно. К постели подходит грузной походкой
сгорбленная старуха. Она приоткрывает полу шубенки и уже бо-
лее ласково говорит:
- Вставай, внучек, глянь-кось, день на дворе.
Ванятка трет грязными кулаками свой конопатенький носик,
шевелит белесыми бровями, хочет открыть глаза, встать, но не
может. Утренний сон так сладок, что мальчик никак не может
оторвать голову от замусоленной холщовой подушки. А бабушка,
осыпая его нежными словами, словно голубка, воркует и ворку-
ет над ним.
Ванятка вначале слышит ее голос рядом с собой, потом пос-
тепенно он куда-то удаляется, и, наконец, бабушку уже слышно
издалека, словно из глубокого колодца.
- Вставай, анчихрист! - вдруг громом прокатывается голос
деда Паньки.
Этого голоса пугается не только "анчихрист", то есть я,
Ванятка, но даже сон-чародей. Он моментально выпускает меня
из своих объятий и возвращает снова в мир повседневной жиз-
ни.
"Надобно встать, - думаю я, - а то, чего доброго, дед так
отвалтузит ремнем, что потом целую неделю не наденешь порт-
ки. Он, наверное, для этого и носит ремень, чтобы бить ме-
ня".
- А ты чего там разгугулилась! - Теперь дед уже набрасы-
вается на бабушку. - Сдергивай с него шубу!
Бабушка в нерешительности топчется, но не трогает меня, а
только ласково шепчет:
- Вставай, дитятко, вставай, птенчик! Глянь-кось, изба-то
наша стала какая, краше дворца царя небесного.
И бабушка так стала расписывать избу, будто, пока я спал,
она действительно превратилась в необыкновенный дворец. По
ее словам, стены стали хрустальными, через них светит ясно
солнышко. Полати изумрудные, а печка алмазная. Она теперь
стоит не у двери, а посредине избы, и в ней небесные анге-
лочки для меня, Ванятки, варят гусей-лебедей.
"А что, и в самом деле может статься так, - думаю я, -
тетя Дуняша ведь сказывала, Иванушка-дурачок уснул на обык-
новенных полатях, а проснулся на хрустальной кровати солнеч-
ной царевны. Вот и я сейчас открою глаза и увижу алмазную
печь..."
- Ты что, поросенок, аль дедушку перестал почитать? -
снова раздается дребезжащий голос деда. - Смотри, шкуру-то
спущу!
Я потягиваюсь до хруста костей и открываю глаза. Но в из-
бе ничего не изменилось. Под почерневшим потолком по-прежне-
му висят тесовые полати, на старом месте стоит и ободранная
печка. Около нее возятся не ангелочки, а самые настоящие ба-
бы, и они варят не гусей-лебедей, а обыкновенные щи с кислой
капустой. Но я не разочаровался: в избе была такая светлынь,
будто в стенах прорубили десять окон. А когда посмотрел в
окно - на дворе было белым-бело.
- Бабушка! Никак, зима?
- Зима, внучек, зима.
Я быстро вскакиваю с постели, подбегаю к окну. А на улице
мои двоюродные и троюродные братья уже катаются на санках.
Вот мимо окна на ледянке проносится двоюродный брат Кирюха.
За его спиной, как стружка из-под рубанка, вьется снежный
зихрь. У меня захватывает дух. Я бегаю от одного окна к дру-
гому и, будто щенок, которого в первый раз посадили на цепь,
взвизгиваю. Наконец, забыв, что я нахожусь дома, вскрикиваю
во всю мочь:
- Кирюха! Смотряй, яма!
- Цыц, чарамига! * - закричал на меня дед.
Я, как ошпаренный, отскочил от окна и сразу загородил ру-
ками голову. Но дед меня не тронул. Почему? За подобный вык-
рик он прежде давал такую ли взбучку!
А теперь сидит и даже не смотрит на меня. Да и все поче-
му-то невеселые, будто покойник в избе.
- Вай, ну что за парнишка! - воскликнула бабушка. - Хоть
бы перед прощанием посидел как следует!
- Не болтай языком прежде времени! Когда нужно будет,
Стр.
Мобильные Знакомства
Информация
waplog