xwap.me
TOP 100+ Mobile Games

Радзинский Эдвард - Распутин - жизнь и смерть - Страница 178

Он еще не знал, что надо было думать о
конце их жизни...

Февраль оказался лишь первой ступенькой в кровь. Но скоро грянул Октябрь,
и в камеры Петропавловской крепости явилось пополнение - к царским министрам,
посланным туда Февральской революцией, присоединились творцы этой революции.
Происходили забавные случаи: министра Временного правительства Терещенко (того
самого, который говорил о цареубийстве с великим князем Николаем Михайловичем
и, по его словам, вложил пять миллионов в Февральскую революцию) радостно
приветствовал царский министр юстиции и председатель Государственного Совета
Щегловитов: "А, вот и вы, Михаил Иванович! Право, необязательно было вам
отдавать революции пять миллионов рублей, чтобы попасть сюда. Намекни вы мне
об этом раньше, я приютил бы вас здесь бесплатно... "
И как символ, как напоминание о грозно воздетых руках Распутина, на его
Гороховой улице открылось самое страшное
учреждение в Петрограде - большевистская Чрезвычайная комиссия, так не
похожая на идиллическое создание Временного правительства с тем же названием.
Оттуда к расстрельной стенке последуют многие знакомцы Распутина...

Как огромно кладбище людей, связанных с Распутиным и погибших
насильственной смертью! Ляжет в безвестные могилы вся честная компания
распутинских выдвиженцев: Протопопов, Хвостов и Белецкий. С перемещением
столицы в Москву этих бывших сановников перевезут в Бутырскую тюрьму. Адвокат
С. Кобяков, выступавший защитником в революционных трибуналах, вспоминал: "5
сентября... в дни красного террора... им объявили, что они будут
расстреляны... Бывший протоиерей Восторгов (еще один знакомец Распутина! - Э.
Р. ) проявил перед смертью величие духа: исповедовал их, отпустил грехи перед
смертью. Расстреляли их всех в Петровском парке, рядом с рестораном "Яр", где
так любил кутить Распутин. Казнь совершили публично. За несколько минут до
расстрела Белецкий бросился бежать, но его вогнали в круг палками... "

Князь Андроников, столь близкий к "старцу" опасный сплетник, будет
расстрелян в 1919-м. Погибнут епископы Варнава и Исидор. Не пощадит
мучительная гибель бывшего друга, а потом врага Распутина - Гермогена. Павел
Хохряков, глава тобольских большевиков, рассказывал, как он вывез епископа на
середину реки, надел ему на шею чугунные колосники и столкнул в воду. И когда
мощный Гермоген пытался удержаться на поверхности, его баграми забили,
затолкали под воду... Как и Распутин, в реке погиб его главный враг, живым,
как и Распутин, пошел ко дну...
И журналист Меньшиков, и царский священник отец А. Васильев... можно долго
читать этот мартиролог распутинских знакомцев, погибших от рук большевиков...
И конечно же Манасевич-Мануйлов, умело воспользовавшийся Октябрьским
переворотом, чтобы освободиться из тюрьмы. Он счастливо добрался до самой
финской границы, но на таможне его узнал некий матрос: "Не вы ли, часом,
будете Манасевич-Мануйлов?" Тот успешно открестился от подозрения и уже
готовился навсегда покинуть большевистскую Россию. Но он забыл о "тяжелой
руке"... Именно в этот момент в комнату вошла его давняя любовница, актриса
Лерма-Орлова, также уезжавшая в Финляндию. Увидев Манасевича, она восторженно
закричала: "Ванечка!"
И расстреляли "Рокамболя" на самой границе...

Погибнут и великий князь Николай Михайлович, и великий князь Павел
Александрович. И они сами, и их родственники внесли немалый вклад в
распутинскую историю. Рядом с могилами их предков, великих российских царей,
примут они смерть от большевистской пули... Ольга, жена Павла, напишет в своих
воспоминаниях: "В ночь на 16 января... вдруг проснулась и явственно услышала
голос мужа: "Я убит"...

Не минует пуля и Джунковского. Он сумеет пережить революционные времена,
но придет пора нового террора... Бывший глава жандармов, генерал с
воинственными усами, будет жить (точнее - существовать) в то время тихо и
бедно - церковным старостой. Но метла террора его не пропустит: в 1938 году
распутинского врага повезут на Лубянку - к расстрельной стенке.

ВЫЖИВШИЕ

Благополучно покинул Россию и вывез семью пройдоха Симанович - "тяжелая
рука" Распутина не стала ему помехой. А может быть, его защитила благодарность
десятков несчастных евреев, которых он спас при помощи "Нашего Друга" от
расправы или фронта, и сотен тех, кому он через него добыл разрешение жить
нормальной жизнью в Петрограде? За деньги (как утверждала полиция) или
бескорыстно (как он сам утверждал), но Симанович помог этим бесправным...
Остался в живых Илиодор. Впрочем, неизвестно, что лучше - пуля или
мучения, которые выпали на его долю. Он эмигрировал в Америку, где пережил
биржевую катастрофу 1929 года, ужасное разорение, съевшее все деньги за книгу
о Распутине, смерть сына, развод с женой... Он постригся в монахи в
Мелвиллском православном монастыре, потом его видели в Нью-Йорке. Совершенно
одинокий, нищий, он умер в 1952 году...

Сосланный в Тверь бывший обер-прокурор Синода Саблер пережил красный
террор. Хотя ненадолго. Он жил подаянием и умер от голода...

В Петрограде тихо жили Головины. После гибели "отца Григория" они, как и
царица, ждали "всеобщего наказания" и не удивились, когда к власти пришли
большевики. "Такою же тихой, ласковой, с обычным мигающим взглядом и даже в
неизменной вязаной кофточке... я застала Муню, когда я пришла к ней на Мойку,
случайно очутившись в Петрограде сейчас же после Октябрьской революции, -
вспоминала Жуковская. - Еще ничто не изменилось в доме, даже казачок,
дремавший в передней, и злой пудель Таракан были на своих местах... Меня
провели к Муне в комнатку, здесь тоже было все по-старому, даже кровать
Лохтиной за ширмой и ее посох с лентами, но сама она со времени смерти
Распутина жила безвыездно
Стр.
TOP 100+ Mobile Games
Мобильные Знакомства
Информация